Асфальтовый ковбой


Previous Entry Share Next Entry
Мотокрым урожая 2013 года
ковбой
antibura
Наступал жаркий сезон 2013 года. Горячие сердца необходимо было срочно отправить туда, где им было самое место – подальше от ещё лежащего снега и поближе к морю. На том и порешили ещё в новый год, а 1 мая направили колёса в сторону полуострова Крым – навстречу солнцу, воде, вину и куртизанкам.



Отчаливали из порта пяти морей с утра пораньше, но в силу неожиданных пробок смогли выдвинуться только к полудню, за что и были вознаграждены куцым междурядьем длиной аж от Москвы и почти до Курска. Выезжали при солнце и редких облаках, а продолжили маршрут при внезапно начавшемся ливне. До самого Курска дорога изобиловала ремонтом дороги, разбомбленной обочиной и большим количеством ряженых с палками. К счастью они не видели, как мы в порыве отчаяния нарушали все возможные знаки разметки и форсили дорогу по встречке. Ночь застала нас у какой-то рыгальни посреди дороги, где мы подкрепились и нашли ночлег в приюте дальнобойщиков. Пара ответов на стандартные вопросы, распитие снотворного и все провалились в забытье, которого так не хватало уже несколько часов к ряду.




 

Стас делится впечатлением от адской дороги


 

Употребление снотворного

Утром, стряхнув с мотоциклов лёд, выпавший за ночь, мы продолжили путь к кордону уже под ярким солнцем и чистым небом. На деревьях распускались почки, трава стала зеленее, воздух слаще, в общем – дорога на юга, что уж тут сказать. Под Белгородом в какой-то конуре метр на метр выписали зелёные квитки страховки и потулили на заставу. На заставе благодать – машин почти нет, только перекатиполе скачут да таможенники потирают руки. Наши выпустили с напутствием нести доброе, разумное, вечное, а братским пришлось отвалить по паре билетов в большой театр, дабы не потрошили перевязанные сикось-накось чемоданы.





После пересечения границы произошла престранная метаморфоза: температура воздуха поднялась градусов на 5, контраст зелени поднялся в несколько раз и вообще, задышалось глубже. Поэтому предприняли срочную остановку на поваляться и переодеться, скинули бушлаты и телогрейки, подтянули контрагайки и двинули далече в облегчённой версии, километр за километром приближаясь к заветной цели.



На какой-то заправке мне позвонил отец, я уже напяливал шлем и, наскоро с ним прощаясь, услышал в трубке вопли «Только не едьте через объездную Новомоско… пип-пип-пип» – это я сбросил звонок и, уверенный в собственных силах, нахлабучил каску. Если бы я знал… После Харькова дорога околдовала своей автобанистостью – двумя полосами и идеальным асфальтом, а вкусный борщ придорожного кафе окончательно притупил чувство страха и самосохранения, поэтому поворот на Новомосковск мы проскакали на одном дыхании, а дальше начался ужас. Друзья утулили вперёд, постукивая подвесками Ёбров и SLRа, а я, брутальный бикер на расово верном чопере, замедлил ход. Я думал у меня отвалится всё что можно, подвеска стучала, как товарные вагоны, в какой-то момент мотоцикл просто заглох и я остался один в поле. Заводиться он не хотел ни в какую. Пришлось попинать колёса, помолиться всем богам и подуть в трубу, чтобы чудо японской техники завертело-таки кардан. Оставшиеся километров 10 я полз, как улитка, но добрался до нормальной дороги и догнал ребят. Друзья выслушали порцию отборного мата и так с шутками и прибаутками мы добрались до очередной ночлежки где-то под Мелитополем. Стремительно употребили и проснулись уже ранним утром.


 

На долгожданном привале




 

Чоппер в неестественной среде обитания

А дальше… А дальше Крым, ребята. Крым это моё место силы, как только я туда попадаю – всё. Для меня не существует «если» и «почему», гражданская жизнь остаётся в прошлом и начинается отдых. Настоящий, когда не мешает ничего, когда в голове пустота, в лёгких воздух, в ушах шум прибоя, а в желудке белый мускат красного камня. Поскольку в Крыму до этого был только я, то я повёл колонну на место первого ночлега в село Орлиное, что перед Байдарскими воротами. При всей отвратности чоппера на хреновом асфальте – проходить на нём крымские серпантины – одно удовольствие. Заклыдывая до трения подножек мы докатили до села, отобедали в любимой кафешке и направились к горному озеру разбивать лагерь и распивать лагер. Разбили, распили, искупались, поболтали с местными мотоциклюгами, приехавшими покупать у кого-то Ёбр и уселись травить байки у костра.









Утром навьючили обратно весь скарб и закряхтели на перевал, дабы потом найти какое-нибудь приличное место для постоянной дислокации. На одном из поворотом завалился один Ёбр. Благо машинок поблизости не было, всё обошлось лёгким испугом и приятным знакомством с остановившимся помочь микроавтобусом, в котором ехал добрый дядька, мотоциклист, перебравшийся в Крым из России. Дал на всякий случай контакт и мы продолжили свои пути. Долго ехать не стали, остановились в Форосе в кемпинге с редким названием «Крым». На пятерых человек выделили четыре шикарные койки в каком-то сарае, пятого предполагалось разместить на паркете среди благодатного амбрэ от мотобот. Данное удовольствие решили дать прочувствовать каждому члену экспедиции по очереди, но единственная прекрасная участница нашего забега изъявила желание всегда спать на жёстком, а не на армейских шконках с прогнутыми до пола пружинами. На том и порешили, мы за феминизм.

На утро изучили город, определили стратегические точки продажи спиртного, общепиты и подивились тому, что в городе вообще не продают сигарет. Первое рандеву решили совершить с Балаклавой, куда и намылились.


 

Катя дорвалась до воды

Балаклава красивый городишко, который мне всегда нравился больше, чем все остальные курортные пристанища. Уютный он какой-то. Сделали променад по набережной и забурились в музей подводных лодок, в котором я так и не побывал за свои предыдущие поездки. Вышли оттуда на свет божий и узрели сначала колонну из штук 20 мотоциклов с громогласным 77 регионом и не менее громогласными прямотоками, а затем – припаркованный рядом с нашими корчами едко салатовый мот с украинскими номерами. Стали разглядывать, так и познакомились с хозяином. Им оказался Юра из Севастополя, большой знаток Крыма и в целом весьма добродушный и приятный человек, оказавший нам любезность в виде предложения покататься с нами пару дней. Так и сделали.


 

Содержимое кемпинга "Крым"

По возвращении в кемпинг обнаружили там два футуристических байка и пару палаток, а к ужину к нам присоединились двое мотоциклистов и их вторые номера. Все из Волгодонска. За красным полусладким познакомились, традиционно потравили байки и отправились почивать.

Следующий день прошёл под эгидой Юры, который повёз нас к долине приведений. Юра оказался человеком, который невероятно круто вёл колонну. Обмолвились перед стартом по поводу средней скорости и возможностей пары наших Ёбров и потулили. За весь путь я переключал скорости только при старте и остановке, всё остальное время ехал на четвёртой со скорость 70-80 км/ч. Просто потрясающе спокойно и размеренно. У самой долины решили подняться чуть ли не к ней вплотную и направились по сыпучке в горы. Впереди замаячил крутой подъём, я добавил кирпичей для этой каменистой дороги, истошно заверещал и все решили остановиться. Поглядели, как на этот подъём не смогла забраться машина и решили продолжить путь пешком. До самой долины мы так и не добрались, но хоть забрались повыше, насладились видами и сделали несколько фотографий. С высоты поглядели на скакавших лошадей и эндурщиков, повздыхали «как красиво» и отправились делиться впечатлениями в кемпинг.







Каждое нелёгкое утро, измученных вином мотопутешественников, мы начинали с борща в одном из кафе. Наверное мы выбрали его из-за симпатичной и в целом няшной официантки, а может из-за цен, позволявших не просадить все командировошные раньше срока. Этот день не стал исключением, мы поели и намылились на Ай-Петри. Я расписал всем красоты серпантина, дождались Юру и двинули. После велосипедных походов прохождёние этого серпантина на мотоцикле одно удовольствие. Помню, как, из последних сил крутя педали, я завидовал проносящимся мимо мотоциклистам, но времена меняются и теперь уже я приношу смятение в ряды парнопедальных. На Ай-Петри местные джигиты вознамерились обменять свои видавшие царя квадроциклы на наши байки, получили разумный отказ и ретировались. А мы двинули вниз, стачивать тормозные колодки и плавить диски и барабаны. У Юры с завтрашнего дня начинались рабочие дни, поэтому кататься нам предполагалось теперь самостоятельно. Вечер мы провели с ребятами из Волгодонска, традиционным портвейном и разговорами о том о сём.


 

Нелёгкое утро мототуристов




 

На Ай-Петри

Юра, к нашему огорчению, поведал нам накануне о невероятно скользском крымском асфальте. Этого мы никак не ожидали и удостоверившись в этом уже не так закладывали мотоциклы в поворотах. Прокатились в Бахчисарай и по окрестностям, искупались в Орлином и в целом посвятили день катанию без определённой цели. Городские мотоциклисты, вырвавшиеся на простор заповедника, так мы, наверное, выглядели в тот момент. Заехали в Чуфут-Кале и, конечно же, решили туда забраться в полной экипировке. Обливаясь потом, теряя сознание, мы всё таки это сделали. Один из дней сделали вольным, каждый был в праве ехать куда ему заблагорассудится или посвятить день отсыпанию, отъеданию или прочим скабрезностям, а в другой день с нами решили покататься наши друзья из кемпинга.


 

Чуфут-Кале


 

Божественная столовка какого-то завода в Балаклаве

По стечению обстоятельств в этот день местное отделение Ночных волков открывало сезон (о как!) и приглашало всех на их турбазу для возлияния и вакханалии. Этого мы пропустить не могли, поэтому прокатились до Фиолента и заскочили на огонёк в знаменитое место. До начала светопреставления было ещё много времени, нас радушно встретили, препроводили к мясному ряду, озерцу и будущей сцене. Мы закономерно полакомились бюджетными сардельками, искупались, а вот музыки так и не дождались. Стремительно темнело, но музыканты где-то забухали и мы решили тулить на стоянку. При отправке каравана один из участников упал из-за не снятого замка на тормозном диске, а на нас упал несмываемый позор, так обделаться перед уважаемым клубом. При поднятии железного коня сильные руки, кинувшихся на помощь добровольцев, замкнули все возможные провода, поэтому пришлось ещё провозиться со сменой предохранителей. По дороге до дома в очередной раз насладился паровозной фарой драги, светло, как днём.


 

Стараемся быть суровыми в суровом месте среди суровых людей






 

Байкер обыкновенный в естественной среде обитания

Отдых потихоньку подходил к концу, щетина отрастала всё сильнее, возлияния становились всё масштабнее. В кемпинге мы обнаружили площадку на высоте второго этажа, с которой открывался вид на море и скалы, там мы и встретили 9 мая. Вечером с площадки был виден фееричный салют, который мог дать фору даже праздничному московскому. Коллеги по цеху отчаливали в Волгодонск 10 мая. До обеда мы прокатились с ними в Балаклаву, где приняли отважное решение прокатиться на какой-то лоханке и устроить несанкционированный лов рыбных ресурсов в Чёрном море. После знатной прикормки, схватившего морскую болезнь товарища, улов получился добрым. Пойманных лангустов, мидий и кальмаров тут же обваляли в муке и закинули на сковородку. Получилось весьма вкусно.


 

Вид с крыши кемпинга




 

Улов деликатесов

Ребята отправились в Волгодонск, мы отправились в Кемпинг на наш прощальный ужин, ведь на следующий день и нам предстоял путь до дома. Твёрдо решив добраться в этот раз за два дня (а не за три, как получилось в сторону Крыма), мы напились до беспамятства и уснули детским сном четырёх суровых мотоциклистов и одной суровой мотоциклистки. А утро не предвещало ничего хорошего, это было понятно накануне после n-ной бутылки портвейна. Те, кто раньше вставал раньше всех, в этот раз разлепляли глаза с трудом. Приняли решение ехать в вольном стиле, а не колонной и это сыграло злую шутку. Даже две. Первая оказия случилась на выезде из Крыма, где добрые сотрудники доблестных органов заботливо поинтересовались состоянием одного из участников турне, с предложением немедленной госпитализации оного ввиду зелёного цвета лица и трупного запаха изо рта. Пришлось срочно показывать все необходимы справки и анализы. Дело спасли шесть томиков Тараса Шевченко и три Ярославля. Хотя состояние товарища оценивалось как критическое и никак не меньше десяти трактатов Григория Сковорода.



Над второй шуткой все задорно посмеялись, когда перестала выходить на связь наша молодая пара на Ёбре. Я привалился в тени дорожного знака развилки на Новомосковск и стал их ждать. Ждал часа полтора, познакомился с двумя ребятами на кастомных Уралах с божественным выхлопом, те дали контакты на случай чего и умчали кататься. Ждать стало лень и я потулил в обратную сторону. Двое оставшихся друзей помчали занимать место у будки таможенника. Ребят я встретил через 100 километров, оказалось, что у них сел один телефон и поломался второй. Услышав от меня вторую порцию отборного мата за поездку мы покатили на границу, которую пришлось переходить за полночь. Итогом дня стал пробег ровно в тысячу километров и ночлег впятером в двухместном номере какого-то элитного белгородского мотеля.

Дорога по России… Что про неё говорить? Когда едешь на отдых, готов снести все тяготы и лишения, ведь тебя ждёт справедливая награда. А обратно… Тьфу. Дрянь да и только. Приятные впечатления уступали место скрежету зубов от ремонтируемой федеральной трассы М2, драга привычно застучала вилкой и из всех желаний осталось только одно – гараж, дом, кровать, сон.

С такими мыслями мы и добрались к темноте до Москвы. Несмотря на любые трудности и препятствия отдых остаётся отдыхом, а мотопутешествие – тем путешествием, которое всегда будет в памяти, несмотря ни на какие неурядицы. Всем ровных дорог! Спасибо за внимание!

PS Через пару недель после этой поездки я продал Драгу и купил Трансальп. Остальные участники так же уже ездят на турэндурах. Так что выводы напрашиваются сами собой ))

  • 1
(Deleted comment)
  • 1
?

Log in